Что делать?
29 января 2020 г.
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!

Современные россияне так не считают. Они по своей культуре ближе к средневековью. Сбор дани представителями власти с предпринимателей или  простолюдинов для них норма. И раздача приближенным к власти олигархам многомиллиардных заказов из казны по завышенным ценам — тоже норма. Да и они сами, нарушив правила дорожного движения, предпочитают откупиться от гаишника — не оставаться же без прав.

И силовики-опричники, разгоняющие малочисленные демонстрации протеста и не несущие наказания за грубое насилие, — тоже для нас норма. Не хочешь неприятностей — сиди дома и помалкивай. Не твое это дело — порядки в российском государстве устанавливать. На то Путин есть! Так жили и мыслили раньше, при царях и большевиках, так живем и сегодня. Реальная власть народа, республика, — это фантазия для большинства россиян. Они уж точно знают, что от них самих ничего не зависит. Вся надежда на доброго царя, который наведет порядок, обидчиков накажет и всех нас облагодетельствует! 

Выходит, мы по своей подданнической культуре никак не похожи на шведов, финнов, чехов или армян. Тогда, может, стоит поучиться у соседей? Например, у населения соседней Румынии, которое столько лет жило под гнетом диктатора Чаушеску и его силовиков? А сегодня Румыния — пример для стран Восточной Европы! Уже к 2016 году она достигла 58-го места в индексе восприятия коррупции Трасперенси интернейшнл. Это был несомненный успех. Как удалось его добиться?

Прежде всего сказалась политическая воля реформаторов. Румыния в 2004 году была намерена вступить в Европейский союз. Однако широко распространенная в стране коррупция была главным для этого препятствием. Особенно коррупция среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Распространены были не только взятки, но и уклонение от налогов.

Тогда по опыту других стран был создан специальный орган с большими полномочиями — Национальное антикоррупционное управление (DNA). Ему поручили бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также вести дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство взяло на себя функции обычной полиции, а также прокуратуры.

Наличие такого органа очень раздражало правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Но румынское гражданское общество одержало победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Число протестующих достигло 500 тысяч — на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах — десятки тысяч. Причиной демонстраций стало, в том числе, решение правительства во главе с Сорином Гриндяну внести изменения в Уголовный кодекс, чтобы декриминализировать нанесение ущерба государства на сумму меньше 48 тыс. долларов и амнистировать уже сидящих в тюрьме за подобные преступления.

Главную скрипку сыграли обычные граждане, сплотившиеся против инициативы, угрожающей похоронить имидж страны, где успешно ведется борьба с коррупцией. Против решения правительства выступил президент Клаус Йоханнис, а также оппозиционные партии. 

Обладающая большим авторитетом Румынская православная церковь призвала враждующие стороны к диалогу, но подчеркнула: «Борьба против коррупции должна быть продолжена и виновные должны быть наказаны, потому что воровство разрушает общество в моральном и материальном отношении».

Еще 10 лет назад такие массовые протесты в Румынии было трудно себе представить. Но участие общества в борьбе с коррупцией и произволом — решающий фактор модернизации страны. Очень важно, что теперь граждане пристально следят за деятельностью политиков. И в случае необходимости всегда готовы к массовым протестам. Народ в Румынии считает себя главным не только в соответствии с текстом Конституции, но и по жизни.

Для успешной борьбы с коррупцией нужна юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов. В Румынии есть два таких главных независимых органа. Первый — то самое Национальное антикоррупционное управление ( DNA). Все коррупционные дела находятся в его руках, что уберегает от утечек информации. К тому же в DNA собрались лучшие кадры, как из прокуратуры, так и финансовые, и IT-специалисты.

Все, кто хотел работать в DNA, проходили не только профессиональные, но и психологические тесты с целью выяснить — может человек попасть под политическое влияние или нет. Такие тесты проходили все кандидаты, и найти нужных людей удалось. Например, после разговора с Даниэлем Морарем психолог сказал, что этот человек — как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления. 

Второй орган — Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но и имущество родственников, а также прилагают выписки по банковским операциям. Каждый документ около 10 страниц. 

Любой гражданин Румынии может изучить декларацию чиновника. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано. И люди требуют!

Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

Нужен независимый от исполнительной власти суд. И он в Румынии есть!

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся полторы тысячи топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску, Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. 

А ведь поначалу люди боялись проявлять инициативу и вести собственные расследования коррупционных деяний высокопоставленных чиновников. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать наказния. Однако потом все же удалось изменить работу судов и посадить самых злостных коррупционеров сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

Поэтому очень важно добиваться, чтобы дела о коррупции рассматривались именно  в судах, а суды были честными и независимыми от исполнительной власти. И рассматривали дела без долгих проволочек. Сегодня в Румынии от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе! 

Очень важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации. Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Этот институт активно используется в Великобритании, Румыния взяла с нее пример.

Интересно, что, по данным статистики, в Румынии всего лишь 10% подозреваемых в коррупции являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

На  примере эффективной борьбы с коррупцией в Румынии хорошо видно, что опорой коррупционной вертикали — неотъемлемой части авторитарных режимов — служит именно подданническая средневековая культура народа. Пока в ней не произойдет изменений, власть останется нашим коррумпированным захребетником. Объясняйте это друзьям и коллегам — этим вы поможете нашему обществу сделать шаг в правильном направлении!


Фото: 03.03.2019. Антиправительственная демонстрация в Бухаресте против изменений системы румынского правосудия. ROBERT GHEMENT/EPA\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 2
29 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
В начале 1990-х подавляющее большинство россиян не понимали, какие меры надо предпринять для перехода к рынку. Даже советские академики-экономисты бредили утопией «социализма с человеческим лицом». Более-менее понимали это молодые экономисты из группы Гайдара. Они сумели объяснить суть необходимых реформ популярному тогда национальному лидеру Борису Ельцину. Растолковывать широким массам не стали, сомневаясь, что их поймут. Слушания в Верховном Совете РФ в 1992 г. показали, что они были правы.
Капиталистическая революция. Часть 1
28 ЯНВАРЯ 2020 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Бергер П. 50 тезисов о процветании, равенстве и свободе. М.: Прогресс — Универс, 1994. Дайджест. Составлен путём последовательного цитирования наиболее важных мест произведения. Предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях.Цель этой книги состоит в том, чтобы обрисовать контуры теории, касающейся взаимосвязи капитализма и общества в современном мире. Автор надеется, что его предложения будут подвергнуты изучению и сомнению, частично или в целом, и что любые выводы, подобно критикуемым предположениям, будут опираться на факты.
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 1
26 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Если опросить россиян, то многие скажут, что желали бы жить в условиях безопасности, справедливости. Но в кругу близких выскажут сожаление, что не были членами кооператива «Озеро». Имели бы миллионы долларов и жили в роскоши. Эта противоречивость желаний связана с нашей культурой. Именно ее черты позволяют объяснить, почему нам до сих пор не удается построить правовое государство, обеспечить верховенство права и справедливый суд.
Конкуренция — залог развития
23 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Чем спорт отличается от физкультуры? Конкуренцией. Именно она толкает спортсменов на новые рекорды. Тогда почему же молодые люди левых убеждений ратуют за государственную собственность, несовместимую с конкуренцией? Их не убедили сто лет нашей истории? Поможет ли нам возрождение уравниловки, присущей крестьянской общине? Или новая попытка реализовать утопию Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, декларирующая преимущество бюрократического регулирования перед рыночной конкуренцией? Давайте это обсудим.    
Почему зарплаты наши низкие
17 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Политику нашего правящего класса по отношению к простым гражданам лучше всего характеризует такой показатель, как доля заработной платы в производимом товаре: в Японии — это 72%; в США — 70%;  в Европе — 68%;  в России — лишь 35%[1]. Даже вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая перед работниками Воронежского механического завода (производит двигатели для ракеты «Протон-М»), вынужден был признать: «Если эти люди получают 12-15 тысяч рублей в месяц, ждите беды. Диверсанты — те, кто не платит этим рабочим»[2].
Приживется ли частная собственность в России?
2 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ Г. ЯКОВЕНКО
Один из фундаментальных вопросов, который стоит перед российским обществом и от которого нельзя отвертеться – это вопрос о праве священной частной собственности.  До начала 90-х права частной собственности, провозглашенного законом и признанного обществом, в России не было. Но и сегодня это право (прежде всего право на бизнес) не укоренено в сознании россиян, а при его реализации гражданином не вызывает уважения со стороны сограждан. 
Как отбирают кандидатов в судьи
19 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Приговоры обвиняемым по «московскому делу» привлекли внимание наших сограждан к плачевному состоянию российской судебной системы. По опросам социологов уровень доверия россиян к нашему суду крайне низок. Его характеризует укоренившееся словосочетание «басманный суд». Граждане знают о послушности судей указаниям председателей судов, губернаторов и Администрации президента. Знают они и о страшном уровне коррупции в судах. Понимают, что даже в хозяйственных спорах, если они намерены выиграть дело, надо судью материально стимулировать. Обычно через «решал», т.е. особого рода «адвокатов». Закон в России «что дышло, как повернул, так и вышло».
Одни народы раскрывают тайны цивилизации, а русские врут на каждом шагу
17 ДЕКАБРЯ 2019 // АНДРЕЙ ЗУБОВ
Теперь спорт. За ложь в российской антидопинговой ассоциации русский спорт отстранили от участия в международных соревнованиях на четыре года. До этого была ложь в политике — «их-там-нет», «мы-не-сбивали», «мы-не-вмешивались-в-выборы» и т.д. Была постоянная ложь собственным гражданам и о пенсионном возрасте, и об уровне жизни. Было постоянное сокрытие сверхвеликих доходов, была ложь судей, выносящих абсурдные приговоры по болотному и московскому делам, была ложь свидетельских показаний. Море лжи, в котором, кажется, не видно ни одного островка правды.
Полиция и суд - зеркало наших нравов
16 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мораль типичного полицейского в  любом государстве  зависит от нравственных норм большинства граждан. В обществах, где люди предпочитают разбираться между собой внесудебными, внеправовыми средствами, и полицейские предпочитают следовать этой традиции. Там в полицию без серьезных связей в органах власти, без взяток обращаться  не только бесполезно, но и опасно.
Инструменты гражданского влияния на власть
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дискуссии на форуме ОГФ-2019 оставили хорошее впечатление. Но удивительно, что, говоря о гражданских правах, выступающие не конкретизировали их. Между тем, мировой опыт говорит, что, как минимум, должны быть обеспечены: - доступ к информации органов власти, - право гражданина подать иск в защиту интересов группы или неопределенного круга лиц, - право граждан на частное обвинение, в том числе госслужащих, нарушивших закон. Поговорим об этом подробнее.