Игра Порошенко и игра Константинополя
17 ДЕКАБРЯ 2018, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

Создание Православной церкви Украины (ПЦУ) примечательно в двух контекстах. Во-первых, оно проходит в рамках подготовки к президентским выборам, намеченным на 31 марта 2019 года. И главный герой здесь — не новоизбранный митрополит Епифаний, не его наставник Филарет (ныне почетный патриарх в церкви без патриарха), а именно Порошенко. Он заседает в президиуме собора, он же выступает на площади с обширной политической речью, по времени значительно превосходящей выступление Епифания. Его же в первую очередь благодарит стоящий рядом 39-летний предстоятель ПЦУ, который еще не совсем освоился в роли публичного церковного лидера.

Для Порошенко автокефалия важна как составляющая его успехов. Ассоциация с ЕС, ратифицировавшаяся европейцами долго и трудно (из-за референдума в Нидерландах, поставившего под угрозу судьбу всего проекта), но в конце концов вступившая в силу. Безвизовый режим, значимый для социально активных украинцев, выходивших на Майдан. И теперь церковь, учрежденная не самовольно, без епископов (как в 1920-1921 годах), и не церковным лидером, оказавшимся почти в полной изоляции среди собственных архиереев (как это было с Филаретом в 1990-е годы), а с санкции Вселенского патриархата — того самого, откуда Русь получила свою церковь. Правда, уже давно нет имперской православной Византии и Константинополь стал Стамбулом — но «первенства чести» никто не отменял.

А больше ничего существенного нет. Реформы идут вязко, коррупция остается высокой, ВВП растет, но медленно, экономического чуда не видно, тарифы повышаются, Донецк и Луганск вернуть не удалось и непонятно, как это сделать в сколько-нибудь обозримом будущем. Крым не только на Западе, но и в самой Украине молчаливо выведен за скобки при обсуждении любых сценариев развития событий.

Поэтому для Порошенко важен был результат — любой ценой. Наверное, ему хотелось, чтобы предстоятелем ПЦУ стал хорошо знакомый по Виннице канонический митрополит Симеон. Чтобы в новой церкви было меньше влияния 89-летнего, но все еще вполне дееспособного и ценящего власть Филарета. Чтобы в ней было побольше архиереев из Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ; пока только двое, причем один, митрополит Александр, епархией не управлял). Главное — символическая картинка. Собор в Святой Софии, митинг на улице, где рядом стоят и свезенные из разных регионов бюджетники, и реальные сторонники автокефалии, ждавшие ее четверть века.

А после выборов — разумеется, в случае победы — можно попробовать что-то переиграть. Например, убедить перейти в ПЦУ больше архиереев УПЦ, часть из которых сейчас выжидает, оглядываясь и на власть, и на собственную паству, наиболее активная часть которой продолжает рассматривать ПЦУ как раскольников и не желает рвать с Москвой. Для этих людей УПЦ — это последняя связь с некогда существовавшей страной, которая называлась то российской империей, то СССР, где есть общие святые и святыни, можно служить на привычном церковнославянском языке и не слышать из уст проповедников политические речи о текущем моменте. При этом УПЦ в 2014 году покинули переехавшие в Россию наиболее активные сторонники Москвы, а сама церковь демонстрирует лояльность украинскому государству. Но такой лояльности — без разрыва с Москвой — оказалось недостаточно. Однако, как известно, действие рождает противодействие.

Не случайно в день собора создалась напряженная ситуация вокруг кафедрального храма в Виннице, где служит митрополит Симеон. На всякий случай сторонники митрополита, перешедшего в ПЦУ, приняли меры для того, чтобы храм не заняли приверженцы УПЦ — но, похоже, что противостояние в епархии только начинается. По украинскому законодательству принять решение о принадлежности к той или иной юрисдикции может приход, что создает возможность для внутренней борьбы между различными группами верующих.

EPA/TASS

Но есть и второй контекст, существенно выходящий за рамки украинской политики, как текущей, так и долгосрочной. Фактически речь идет о распространении эстонского прецедента — две конкурирующие (Московская и Константинопольская) юрисдикции в одной стране — на государство с преобладающим православным населением. В разгар эстонского конфликта Москва и Константинополь разорвали общение на несколько месяцев — сейчас речь идет о куда более долговременном разрыве. Причем специфика подхода Константинополя заключается не только в стремлении закрепить и усилить свое первенство в православном мире: обратим внимание на то, что украинская автокефалия предоставлена в несколько урезанном виде, с правом любого наказанного Синодом ПЦУ епископа обращаться в Константинополь с апелляцией по своему делу. Это не отменяет факта предоставления автокефалии, но в очередной раз демонстрирует уровень амбиций Вселенского патриархата.

Специфика проявляется еще в двух аспектах. Во-первых, в большем либерализме Константинополя, который только что разрешил (при некоторых условиях) священникам вступать в брак второй раз, что неприемлемо для подчеркивающей свой консерватизм Русской церкви. И в целом константинопольский богословский дискурс отличается куда большей восприимчивостью к реформам, чем российский (видимо, из-за отсутствия травмы обновленчества, когда под флагом проведения реформ власть в церкви пытались захватить люди, прямо связанные с большевиками). Во-вторых, в Константинополе существует предубеждение против «русского православия» в любом его виде — поэтому ликвидируется русская архиепископия в Западной Европе, а национально ориентированная украинская церковь митрополита Епифания вряд ли станет комфортным убежищем для либеральной части православных, которым неуютно в церкви под руководством патриарха Кирилла.

В Константинополе, насколько можно судить, не хотят вникать в особенности мятущейся русской души, которую тянет то вовне на Запад, то обратно к родным березкам (как недавно приход во Флоренции). Для него важен украинский плацдарм, который сохраняет актуальность в случае любого исхода президентских выборов — нынешний лидер электорального рейтинга Юлия Тимошенко уже поддержала ПЦУ. И это большая игра вдолгую, не на одно поколение — и в ней может быть еще немало неожиданных и драматичных эпизодов.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий

Фото: 1. Украина. Киев. Президент Украины Петр Порошенко, епископ новой Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Епифаний, председатель Верховной рады Украины Андрей Парубий (слева направо) во время "объединительного" собора на Софийской площади. Собор инициирован президентом Украины Петром Порошенко и Константинопольским патриархом Варфоломеем. Цель собора - создание на Украине новой поместной православной церкви - структуры, которая формально будет иметь статус автокефальной, но возглавлять ее фактически будет Константинопольский патриарх. Петр Сивков/ТАСС

2. The Unification Council of the Ukrainian Orthodox Church in Kiev. MIKHAIL PALINCHAK / POOL / EPA\TASS


 












  • Протоиерей Максим Хижий: Здесь сложная дилемма: нельзя считать, что, находясь в церкви, ты не заболеешь, но и оставаться без причастия тоже негоже. Поэтому ведем себя как на подводной лодке...

  • Znak.com: Сергий призвал «выходить на улицу, не боясь полиции и Росгвардии, садить картошку», пока не настал голод. Он также заявил, что... «мирскую больницу ставят выше церкви, которая исцеляет все болезни».

  • Феодорит Сергей Сеньчуков: Не надо бить хвостом с криками "Монастыри - рассадники инфекции". Любые общежития - рассадники инфекции, просто об этом не говорят обычно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Церковь в режиме самоизоляции
28 АПРЕЛЯ 2020 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Коронавирус катком идет по Русской православной церкви. Да, в других религиозных объединениях тоже болеют и умирают люди, но в силу многочисленности своей паствы именно РПЦ оказалась в наиболее уязвимой позиции. Особенно страдает клир. Новости напоминают сводку с фронта. Умерли епископ Железногорский и Льговский Вениамин, настоятель бывшего кафедрального Елоховского собора Александр Агейкин, сотни священнослужителей оказались в тяжелом состоянии в больницах, тысячи — в самоизоляции. Положительный тест у управделами патриархии митрополита Дионисия (Порубая), зампредседателя ОВЦС протоиерея Николая Балашова, митрополита Челябинского и Златоустовского Григория.
Прямая речь
28 АПРЕЛЯ 2020
Протоиерей Максим Хижий: Здесь сложная дилемма: нельзя считать, что, находясь в церкви, ты не заболеешь, но и оставаться без причастия тоже негоже. Поэтому ведем себя как на подводной лодке...
В СМИ
28 АПРЕЛЯ 2020
Znak.com: Сергий призвал «выходить на улицу, не боясь полиции и Росгвардии, садить картошку», пока не настал голод. Он также заявил, что... «мирскую больницу ставят выше церкви, которая исцеляет все болезни».
В блогах
28 АПРЕЛЯ 2020
Феодорит Сергей Сеньчуков: Не надо бить хвостом с криками "Монастыри - рассадники инфекции". Любые общежития - рассадники инфекции, просто об этом не говорят обычно.
«Боевое православие» на марше
27 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В который уж раз поражаюсь особой судьбе нашей необъятной Родины. Она почему-то обречена воплощать в реальности самые фантасмагорические антиутопии. Только что газеты и соцсети облетела новость: в строящемся в парке «Патриот» главном храме Вооруженных сил будет мозаичное панно, посвященное присоединению Крыма. А на нем — Владимир Путин со своими апостолами: Шойгу, Володиным, Матвиенко, а также секретарем Совбеза Патрушевым, директором ФСБ Бортниковым и начальником генштаба Герасимовым. А на другом — портрет товарища Сталина.
Прямая речь
27 АПРЕЛЯ 2020
Роман Лункин: В целом мировоззрение священнослужителей Русской Православной Церкви антисталинистское, причём это касается и либеральной части, и «срединной», самой многочисленной и консервативной.
В СМИ
27 АПРЕЛЯ 2020
"Ведомости": Эстетически сам храм выглядит монументальной пародией на академическое искусство, а его убранство – издевательством над российской историей и государственностью.
В блогах
27 АПРЕЛЯ 2020
Антон Долин: ЛОГИЧНО Чему все смеются и возмущаются? Кому молятся - того и изобразили: Путина, Патрушева и Сталина.
Государство наращивает давление. Центр «СОВА» представил ежегодный доклад о реализации свободы совести в России
5 МАРТА 2020 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
4 февраля в Славянском правовом центре состоялась презентация очередного ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА», посвященного проблемам реализации свободы совести в России в прошедшем году. Встреча началась с краткого вступления директора центра Александра Верховского, который отметил, что по-прежнему самой большой проблемой остается антиэкстремистское законодательство (ст. 2822 — «Организация и участие в деятельности экстремистской организации», и ст. 2823 — «Финансирование экстремистской деятельности»).
Яркая фигура церковного постмодерна
27 ЯНВАРЯ 2020 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В Москве в относительно молодом возрасте (на 52 году жизни) умер протоиерей Всеволод Чаплин — знаковая фигура церковного сообщества. Уход о. Всеволода Чаплина знаменует собой окончательный переход церковного бытия из состояния постмодерна в пост-постмодернистскую ситуацию, где «сурово насупленных бровей» и «совка» хватает, а вот искрометной игры, в которой участвовал протоиерей, уже нет.