Выборы
27 января 2020 г.
Почему в воскресенье стоит пойти проголосовать, и в чем не правы те, кто призывает остаться дома
16 СЕНТЯБРЯ 2016, СЕРГЕЙ ДАВИДИС

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

В последние пару недель дискуссия об участии в так называемых выборах вышла на финишную прямую. И если раньше разговор шел скорее о том, стоит ли реализовывать пассивное избирательное право — выдвигаться в качестве кандидатов, то теперь речь, в первую очередь, о том, надо ли воспользоваться своим активным избирательным правом и проголосовать 18 сентября. Так что, хотя аргументы произнесены уже не раз, накануне «выборов» стоит еще раз разобрать аргументы противников участия в них именно с точки зрения действий избирателя.

1. Все уже решено и наше голосование ни на что не повлияет, да и пара оппозиционных депутатов, если вдруг пройдут в Думу, ничего не изменят

Действительно, возможности поменять эту власть на выборах сейчас нет и курс движения страны от появления даже и целой оппозиционной фракции не изменится. Однако даже пара депутатов — это возможность публично предлагать альтернативу курсу власти, убеждать общество в его пагубности. А процент, показанный в итоговых протоколах, очевидно, как-то коррелирует с волеизъявлением избирателей. Впрочем, и безотносительно к прохождению оппозиции в Думу чем больше будет поддержка демократической оппозиции, тем более серьезной и для общества, и для власти, и для окружающего мира будет демократическая альтернатива существующей системе. В конце концов, одним из наиболее вероятных сценариев перемен является раскол элит, а для того, чтобы та часть элиты, которая обдумывает возможность выступить против нынешнего курса, могла решиться на действие, она должна понимать, что в обществе есть значимый запрос на перемены. Да и самим гражданам-избирателям важно чувство того, что нас много. 3% избирателей при явке 50% это 1,5 млн человек, а 5% — целых 2,5 млн человек. Чем больше голосов, тем больше уверенность оппозиционно настроенных граждан, тем заметнее и весомее их позиция для остальной части общества.

2. «Выборы» «легитимируют» власть

С одной стороны, для большинства российского общества нынешняя власть вполне легитимна и забота о повышении или сохранении легитимности совсем не является приоритетом этой власти. Памфиловская «либерализация» — это, скорее, аргумент во внутреннем диалоге башен и попытка выбить аргументы из рук оппозиции. 
С другой стороны, как ни смотри на понятие легитимности власти, хоть как на ее законность, хоть как на восприятие ее законности и права на властвование обществом, тезис о легитимизации не выдерживает критики. Законность выборов сама по себе не станет не больше и не меньше от того, что вы придете на избирательный участок. Есть масса оснований, от нерегистрации оппозиционных партий и неравенства условий участия до аннексии Крыма, по которым эти «выборы» есть основания считать незаконными. От прихода на участки большего числа сторонников демократической оппозиции (а сама эта дискуссия актуальна только для этой, небольшой в масштабах общества, страты) эти основания не станут ни более, ни менее значимыми. Зато подтасовать поданные голоса все же сложнее, чем неподанные. Поэтому чем больше избирателей проголосуют за демократическую оппозицию и чем больше будет в этой связи скандальных подтасовок, тем менее законными окажутся эти выборы. Не ходить голосовать в такой ситуации означает подыграть Кремлю в его попытке с помощью смены председателя ЦИК сделать хорошую мину при плохой игре. 
Что до легитимности власти в смысле общественного восприятия, то она, во-первых, тем ниже, чем ниже формальная законность выборов (об этом сказано выше), а во-вторых, тем выше, чем единогласнее их результат. Отказ от участия со стороны оппозиционных избирателей будет и властью, и остальными гражданами восприниматься как общее согласие на сохранение status quo и фактически как раз и будет повышать легитимность режима.

3. Участие в выборах «легитимирует» аннексию Крыма

Этот аргумент связан с предыдущим, но я специально вынес его отдельно в связи с тем, что его пытаются выставить в качестве некоего морального маркера. И снова ровно наоборот. Голосование за партии, считающие аннексию незаконной, как раз и означает ясное выражение несогласия с ней. Более того, одной из важных целей путинской агрессии была квазипатриотическая мобилизация вокруг власти, деморализующая ее противников. Отказываться от выражения своего несогласия — значит идти на поводу у власти, показывать ей, что она правильно выбрала средства для своей цели. 
Да и в целом, не признавая законность аннексии, нельзя на этом основании отказаться от борьбы за Россию и смириться как с чем-то должным и неизбежным с властью бандитов.

То же касается и международного признания. США, например, признавали Верховный Совет законной властью СССР, но аннексию балтийских стран так до самого конца Советской власти и не признали законной (понятно, что ВС СССР выбирался и в Прибалтике тоже).

4. Участие демократической оппозиции в выборах мешает западному давлению на российскую власть

Этот сравнительно новый аргумент я считаю неверным в принципе, в силу лежащей в его основе философии. Хорошо, что на путинскую власть давят извне, но никто вместо нас, граждан России, дистанционно не установит демократию в России. Идея отказаться от борьбы, пока еще есть физическая возможность бороться, и полностью переложить ее на чужие плечи представляется мне абсурдной и аморальной. 
В то же время такая интерпретация подходов внешнего мира кажется мне неприемлемо упрощенной, более того, неверной. Внешний мир может помогать давлением, например, индивидуальными санкциями, налагаемыми на наиболее злостных представителей режима, если идеи демократии имеют поддержку внутри России. А тому, чего невозможно увидеть, помогать никто не станет. Субъект перемен в России, в конечном счете, российский народ. А если он сам не показывает готовности бороться за демократическую альтернативу, то внешнему миру проще купить мир с диктатурой и плюнуть на нарушения прав граждан внутри страны. Никому ведь не приходит в голову всерьез бороться за демократию в КНДР, главное, чтобы ядерные ракеты не запускали в соседей.

5. Голоса, отданные за непрошедшие партии, уйдут к «Единой России»

Действительно, гарантировать прохождение демократической оппозицией 5-процентного барьера никак невозможно. Действительно, голоса партий, не преодолевших этот барьер, достанутся «победителям». Но распределятся они пропорционально между ними, так что процентов и мандатов ЕР получит столько же, сколько бы получила, если бы избиратели не прошедших партий вовсе не пришли. Так что шанс есть только отнять у ЕР. В том, что от вашего голосования ей ничего не добавится, можно быть уверенным.

 6. Власть против бойкота и призывает к голосованию, значит, голосование ей выгодно, а значит, голосовать не надо

Можно сказать, что призывы власти к голосованию адресованы ее, власти, аудитории; что борьба властей с никому не известными и не имеющими никакого влияния сайтами агитации за бойкот как раз и может быть призвана привлечь к ним внимание и увести с избирательных участков противников власти; что репрессивный механизм запретов работает зачастую в автономном режиме; что неповоротливая и мало адекватная власть делает много абсолютно бессмысленных вещей. Но проще сказать, что этот аргумент означает одно: «Назло маме отморожу уши».

Подводя итог, можно уверенно сказать: сторонникам демократии в России стоит прийти 18 сентября на избирательный участок и проголосовать. Нет ни одного разумного основания этого не сделать.














  • Андрей Колесников: Обыски в штабах являются частью более широкого курса, принятого властями, на ужесточение действий против оппозиции. Это и большие сроки... ни за что, и гражданские иски на огромные суммы.

  • regnum: По словам руководителя штаба Навального Леонида Волкова, обыски проходят более чем по 70 адресам в более чем 25 городах: в самих штабах, у их координаторов и родственников, а также волонтёров.
  • bor odin: ...Власть показывает свой страх. Мало того, власть продемонстрировала, какую громадную... региональную сеть сумел создать Алексей Навальный. Этим даже коммунисты похвастаться не могут.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Большой гибридный террор
13 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Активист штаба Навального в Пскове Андрей Егоров сообщил, что местный банк заблокировал вклад, принадлежавший его матери. По его словам, на счету лежало 100 тысяч рублей, но заблокировали эти деньги и еще повесили долг на сумму 75 млн рублей. Как объяснил активист, 100 тысяч — это были сбережения матери за всю жизнь. Погромы офисов и блокировки счетов активистов Алексея Навального идут по всей стране, не менее чем в 39 городах. Ищут миллиарды Навального, полученные «заведомо преступным путем». Бумагу на проведение погромов по всей стране разослал генерал-майор юстиции Рустам Габдуллин из СКР. Он же является руководителем следственной группы по «московскому делу» о «массовых беспорядках». Он же возглавлял в 2011 году «болотное дело».
Прямая речь
13 СЕНТЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Обыски в штабах являются частью более широкого курса, принятого властями, на ужесточение действий против оппозиции. Это и большие сроки... ни за что, и гражданские иски на огромные суммы.
В СМИ
13 СЕНТЯБРЯ 2019
regnum: По словам руководителя штаба Навального Леонида Волкова, обыски проходят более чем по 70 адресам в более чем 25 городах: в самих штабах, у их координаторов и родственников, а также волонтёров.
В блогах
13 СЕНТЯБРЯ 2019
bor odin: ...Власть показывает свой страх. Мало того, власть продемонстрировала, какую громадную... региональную сеть сумел создать Алексей Навальный. Этим даже коммунисты похвастаться не могут.
Пейзаж после битвы
9 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Было бы, конечно, очевидным преувеличением сказать, что оппозиция выиграла выборы. Но точно их не выиграла власть. Пусть один из начальников «Единой России» рапортует, что его партия одержала победу на всех выборах в региональные собрания депутатов за исключением хабаровской краевой думы. Пусть путинские врио прошли на должности губернаторов в первом туре и прошлогодний позор Администрации президента, когда граждане выбрали не тех, кого им пытались подсунуть, не повторился. Эти «успехи» административной системы Путина перечеркиваются оглушительным провалом в Москве, где и власть, и оппозиция опробовали свои новые избирательные технологии.
Прямая речь
9 СЕНТЯБРЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Наконец до прогрессивной общественности дошло, что выборы не являются инструментом формирования реальной власти... Зато они есть механизм коммуникации между властью и обществом.
В СМИ
9 СЕНТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Предварительные результаты позволяют предположить, что состав Мосгордумы может существенно обновиться, а фракция «Единой России» в ней — сократиться.
В блогах
9 СЕНТЯБРЯ 2019
Илья Азар: в Москве от наличия в МГД коммунистов и «яблочников» едва ли что-то поменяется, а вот за политзаключенных, всех, нужно продолжать бороться...
Репрессии набирают обороты, сопротивление притормозило
19 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В воскресенье 18 августа у главы муниципального Совета Красносельского округа Москвы Ильи Яшина закончился очередной срок административного ареста. Третий за последние три недели. В 13.00 Яшин должен был покинуть здание спецприемника и, окруженный заботой родных и сторонников, отправиться домой. Илья Яшин действительно в указанные сроки из спецприемника уехал. Правда, не домой и не в том окружении, на которое рассчитывал. Едва глотнув воздуха свободы, он прямо во дворе пенитенциарного учреждения был задержан нарядом 2-го оперативно полка, усажен в автозак и отправлен в полицейский отдел подмосковного города Троицка, который теперь внутри Большой Москвы.
Прямая речь
19 АВГУСТА 2019
Аббас Галямов: Успех этого проекта во многом зависит от того, насколько консолидированной будет позиция лидеров оппозиции по этому вопросу. ...«яблочники» уже выступили против «умного голосования».