Цензура
07 декабря 2019 г.
Патриотические общественники требуют патриотического Интернета
14 ЯНВАРЯ 2015, НИКИТА СОКОЛОВ

ТАСС

Военно-историческое общество, возглавляемое министром культуры Владимиром Мединским, выступило с заявлением, которое формально является реакцией на интервью украинского премьера Арения Яценюка, обвинившего СССР во вторжении в Германию и Украину. Однако, заклеймив в очередной раз официальный Киев, военно-патриотические общественники, приступили к широким обобщениям: «Против нас — а значит, против правды, — начался новый блицкриг. Мы должны выступить в поддержку президентского курса и перейти в идеологическое контрнаступление по всему фронту — в этой войне за умы». Оказывается, «в условиях XXI столетия новая война, война за умы, ведется с той же беспощадностью, как приходилось драться нашим дедам в Севастополе, под Сталинградом и в битве за Берлин».

После этой констатации военно-исторические общественники (среди подписантов кроме Мединского значатся вице-премьер Дмитрий Рогозин и актер Михаил Пореченков, а также режиссер Никита Михалков) выдвигают конкретные требования: «Нам нельзя ''проспать'' молодежь. Нам необходима консолидация государства и общества на основе ценностей, привитых нашей историей. Нам необходим патриотический тренд в общественном сознании. Нужны фильмы, книги, выставки, современные видеоигры, нужен патриотический интернет, патриотическое радио и ТВ».

Заявление Военно-исторического общества "Ежедневному журналу" комментирует историк, журналист, специалист по вопросам формирования общественного сознания Никита СОКОЛОВ.


В первую очередь нужно отметить две достаточно чудовищные вещи. Во-первых, заявление общества основано на непроверенном поводе, потому что Яценюк, упомянув «советское вторжение», имел в виду, что оккупация Украины в 1917 году и Восточной Германии после войны сходны между собой. Он совершенно не имел в виду ни Великую победу, ни 1941 год. Во-вторых, совершенно чудовищен язык этого заявления, это какой-то язык подворотни. Моё поколение такого не слыхивало, а старики подобное помнят только по 30-м годам. «Факелоносная мразь»—так уже никто и нигде не разговаривает.

Также надо отметить слова о том, что нам нельзя «проспать» молодёжь и необходима консолидация на основе ценностей, привитых нашей историей. В любой истории, в том числе и в нашей, есть множество различных обстоятельств, иные из которых действительно годятся в качестве ценностей, а другие — наоборот, совсем не повод для гордости, а напротив, предмет для сокрушения. Но этого государственная политика не понимает и считает, что история существует исключительно для того, чтобы ею гордиться. В то время как это, вообще-то говоря, опыт народа и его трагические и мрачные страницы могут иметь даже большую ценность именно в таком качестве, чтобы в дальнейшем на эти грабли не наступать. На примере этого заявления мы наблюдаем очередную попытку инструментализации истории, для того чтобы использовать её в качестве политической дубины, а не как общественно-полезное знание.

Если власти захотят создать новую идеологию — они ее создадут. Но люди моего возраста помнят брежневские времена, когда идеологическая машина работала, но веры в её продукты не было ни у кого никакой. Скорее всего выйдет нечто в этом роде. Главное, что мир становится устроен совершенно иначе. В конкурентной борьбе выигрывают не те, у кого идеология крепче, а те, у кого лучше построены институты для развития индивидуальных возможностей. Это — общемировой тренд, от которого нельзя уйти. Можно пытаться строить какой-то «православный Иран» с идеей Великой войны и победы в ней, но это будет означать только то, что мы точно проиграем технологическое, да и любое другое, соревнование.


Фото ТАСС/ Александр Астафьев














  • Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?

  • НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.

  • Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2019
NEWSru.com: Госдума нашла в России иностранные "лагеря", где учат протестовать
В блогах
20 НОЯБРЯ 2019
Лев Рубинштейн: "Большой фразеологический словарь клоачной политической мысли 2000-х годов" ждет своих составителей и издателей. Ну, и читателей, само собой - чтение скучным не будет, это точно.
В физические лица инагентов будут плевать на улицах
14 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В ближайшее время Госдума, судя по всему, примет поправки в закон об «инагентах», которые неожиданными назвать уже сложно, но обескураживающими все еще, пожалуй, уместно. Итак, согласно нововведениям, которые в минувшую среду одобрил Комитет нижней палаты по информационной политике, по инициативе Минюста и МИДа в списки «инагентов» можно будет вносить не только организации, замаравшие себя позорным сотрудничеством с иностранными государствами, но и «физических лиц» из плоти и крови, провинившихся в том же преступлении. 
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В России слово «агент» – синоним слова «шпион». У нас есть свой лексикон, фиксирующий оттенки смыслов в этой области...