В оппозиции
14 ноября 2019 г.
Где гибнет свобода?

ТАСС

Свобода гибнет не на баррикадах или в тюрьмах, не в удушливых министерских приемных или кабинетах следователей, не на фальшивых выборах или в залах неправедных судов. Нет, друзья мои, свобода гибнет там, где мы сами добровольно отдаем ее в уплату за благополучие, карьеру, профессиональный рост или спасение любимого проекта. Только так и никак иначе. Никто не может отнять у нас свободу, только мы сами можем от нее малодушно отказаться. А потом, разумеется, винить в своей слабости беспредельную власть, равнодушное общество и неблагоприятное стечение обстоятельств.

Антон Павлович Чехов велел по капле выдавливать из себя раба. Владимир Владимирович Путин велит по капле выдавливать из себя свободу. Сдается мне, что у Путина последователей сегодня больше, чем у Чехова.

Александр Подрабинек

В прошлое воскресенье в Москве на Триумфальной площади прошел небольшой митинг в защиту свободы слова. Выступавшие говорили горячо и взволнованно. Они были против цензуры, за достоинство журналиста и уважение к читателю. Все правильно. Но чтобы попасть на огороженную площадку митинга, им надо было не только пройти через рамки металлоискателя и показать полицейским содержимое своих сумок, но и подвергнуться личному обыску.

Это никого не смущало! Свободные люди, пришедшие защищать свободу, в буквальном смысле слова отдавали себя в руки лоботрясов в полицейской форме, изображавших из себя стражей порядка. Лоботрясы хищно досматривали участников митинга, соблюдая гендерные приличия: менты лапали ребят, ментовки — девушек. «А вдруг у вас там пояс шахида или стеклянная посуда?» — объяснял мне причины обыска подполковник полиции.

Я так и остался стоять перед рамками необысканным, наблюдая за защитниками свободы слова. Покорно проходя через личный досмотр, большинство были равнодушны, некоторые растерянно улыбались, другие недовольно кривились, но никто не возмутился и от унизительной процедуры не отказался. И ведь не в тюрьме, не под конвоем, где обыщут в любом случае — упирайся, не упирайся. А бывает, что и там упираются — до резиновых дубинок и смирительной рубашки. Здесь же и жертвовать нечем, разве что не постоять на трибуне или послушать ораторов издалека, а не вблизи.

Александр Подрабинек

Так какой смысл защищать свободу людям, жертвующим своим личным достоинством? Вот и выдавили из каждого по капельке свободы руками путинских полицейских. Вот почему у нас есть Путин и нет Майдана.

Но руками полицейских — это еще полбеды. Настоящая беда — когда своими руками. Когда садятся в кружок журналисты во главе с Лесей Рябцевой из «Эха Москвы» и сочиняют сначала отстойный закон про блогеров, а затем правила поведения для журналистов в соцсетях. Сочиняют вдохновенно, инициативно, задорно, с размахом и неким профессиональным эксгибиционизмом — долой правила приличия и достоинство профессии, мы будем душить нашу свободу своими собственными руками! Им даже полицейский для этого не нужен, и Роскомнадзор их лучший друг.

Холопский размах их велик и выходит далеко за пределы радиостанции и коллег по работе. Они хотят замазать своим коллективным страхом всех журналистов вообще. Им безразлично, что в нерабочее время правила внутреннего трудового распорядка на работника не распространяются. Если, например, договорится Алексей Венедиктов со своими журналистами о круглосуточной оплате их труда и отдыха, тогда может требовать от них подчинения дома и на работе. Не договорится — старания Рябцевой впустую. За ней последуют только те, кто согласится отдать свою свободу за сохранение работы, зарплаты и расположения начальства.

Их может оказаться не так уж мало, но только зачем журналисту работа, если у него нет свободы? Такая работа годится для пропагандистов, каковых, впрочем, в российских СМИ сейчас абсолютное большинство.

Лукавые продавцы своей личной свободы и своего личного достоинства раздраженно клеймят своих оппонентов в чистоплюйстве, тщеславии, выпендреже и хорошо еще, что не в экстремизме. Они свидетельствуют об относительности морали и превозносят искусство компромисса. Бог им судья. Они делают вид, что не замечают грани между честью и бесчестьем. Между тем, грань эта хоть и хрупка, но отчетлива. Человеку разумному и совестливому не заметить ее невозможно. Можно пренебречь ею один раз, и другой раз, и третий раз, и пренебрегать всю оставшуюся жизнь. Но тогда не надо жаловаться на отсутствие свободы. Отдаем по капле, вот и живем в рабстве.



Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель














  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...