Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Сергей Цыпляев: Это просто попытка повторять политику СССР в современном мире. Константин фон Эггерт: Мы видим ясную демонстрацию пределов влияния Москвы на Ближнем Востоке.

  • "Независимая газета": Москве не удалось усадить за один стол переговоров участников гражданской войны в Ливии

  • CIVIL DISPUT: Целью переговоров, действительно, является мир, и, действительно, в Ливии, но в такой Ливии, которая... обращалась бы за добрым советом исключительно к ее российским и турецким друзьям.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Миротворцы по вызову
14 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Дипломатического триумфа не случилось. А он, казалось, был так близок. Несколько дней назад, открывая «Турецкий поток», Путин и Эрдоган выступили с совместной инициативой — о прекращении огня между противоборствующими сторонами в Ливии. Идея выглядела чрезвычайно перспективно. Приглашение прибыть в Москву приняли как премьер находящегося в Триполи и признанного ООН Правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж, так и маршал Халифа Хафтар, чья Ливийская национальная армия (ЛНА) несколько месяцев безуспешно штурмует столицу. Но, прибыв в Москву, высокие договаривающиеся стороны принялись кочевряжиться.
Прямая речь
14 ЯНВАРЯ 2020
Сергей Цыпляев: Это просто попытка повторять политику СССР в современном мире. Константин фон Эггерт: Мы видим ясную демонстрацию пределов влияния Москвы на Ближнем Востоке.
В СМИ
14 ЯНВАРЯ 2020
"Независимая газета": Москве не удалось усадить за один стол переговоров участников гражданской войны в Ливии
В блогах
14 ЯНВАРЯ 2020
CIVIL DISPUT: Целью переговоров, действительно, является мир, и, действительно, в Ливии, но в такой Ливии, которая... обращалась бы за добрым советом исключительно к ее российским и турецким друзьям.
Лавров наябедничал на Евросоюз в «Российской газете»
18 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Глава МИД РФ Сергей Лавров опубликовал в правительственной «Российской газете» статью под названием «Соседи по Европе», в которой изложил свои обиды на Евросоюз. Обид у Сергея Викторовича на европейских соседей накопилось много, но если их суммировать, то все сводится к тому, что на главный русский вопрос «Ты меня уважаешь?» европейцы отвечают русским отрицательно. «К сожалению, многими на Западе общеевропейская перспектива стала восприниматься исключительно через призму "победы в холодной войне", — жалуется Лавров. — На смену принципам равноправного сотрудничества пришла иллюзия, будто евроатлантическая безопасность должна строиться только вокруг НАТО...».
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В ближайшее время в отношениях между ЕС и Россией мало что изменится, даже если удастся добиться прорыва по линии Украины. Доверия между сторонами в любом случае не будет...
В СМИ
18 ДЕКАБРЯ 2019
МК: Глава российского внешнеполитического ведомства с сожалением отметил, что в психологии ЕС термин "Европа" окончательно сросся с понятием Европейский союз", а все прочие государства из него "выпали".
В блогах
18 ДЕКАБРЯ 2019
Rossing Aleksandr: Россия это Россия, а путинский режим это путинский режим. И если с Россией Европа готова сотрудничать, то с путинским режимом - нет.
Новое государство? Робелуссия? Белороссия? Руссобелия?
9 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ох, не прост батька! Ох, не прост… В день, когда в Сочи лидеры обоих государств «согласовывали дорожные карты предстоящей интеграции», в Минске прошел оппозиционный марш, участники которого в итоге приняли резолюцию, резко критикующую будущее слияние двух соседних стран. Несколько сот человек прошли к российскому посольству с плакатами, не оставляющими сомнений в целях мероприятия: «Прощай немытая Россия», «Никаких союзов с имперской Россией», «Отправим Сашу в Рашу», «Слава нации, нет интеграции»… С такими текстами в Минске демонстрация прошла по центральным улицам к посольству России. Но, что примечательно, никаких разгонов...
Прямая речь
9 ДЕКАБРЯ 2019
Алексей Макаркин: Никто не хочет  конфликтовать, но в то же время заходящие слишком далеко проекты интеграции могут натолкнуться на критику России как империи и желание убраться от неё подальше.