Цензура
20 января 2021 г.
Запрет спектаклей на книжном фестивале - пример цензуры

По требованию Министерства культуры РФ из программы Московского международного открытого книжного фестиваля (ММОКФ) исключен показ двух кукольных спектаклей. Речь идет о детском спектакле по пьесе "Душа подушки" Олжаса Жанайдарова в постановке главного режиссера Театра кукол им. С.В. Образцова, лауреата "Золотой маски" Бориса Константинова и взрослом по пьесе Максима Курочкина "Травоядные" в постановке главного режиссера Театра кукол республики Карелия, номинанта "Золотой маски" Натальи Пахомовой. В письме к организаторам ММОКФ за подписью первого замминистра культуры Владимира Аристархова говорится, что "по имеющейся информации, в пьесе "Душа подушки" могут быть усмотрены признаки пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Пьеса "Травоядные" содержит нецензурную брань". В знак протеста против цензуры со стороны Минкульта от участия в Московском международном открытом книжном фестивале отказались Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество "Мемориал", премия "Просветитель",  "Новое издательство", поэт Лев Рубинштейн, журналист Михаил Калужский.

ИТАР-ТАСС

Ситуация достаточно простая. Руководство фестиваля, которое является также и руководством ЦДХ, получило письмо, которое представляет собой абсолютно демонстративный пример предварительной цензуры. Формально цензура у нас в стране запрещена Конституцией, однако чиновники Министерства культуры позволяют себе цензурировать программу фестиваля, «поскольку обозначенное мероприятие противоречит принятым в российской культуре традиционным нравственным ценностям». По всей видимости, где-то между двумя стиральными машинами в своей прачечной они сами формулируют, утверждают и объявляют обязательными эти традиционные нравственные ценности. Где-то там, среди мешков стирального порошка, хранятся и скрижали, на которые всё записано.

Проблема, собственно, заключается в том, что это — шантаж. Министерство культуры впервые решило поиметь какое-то отношение к этому фестивалю, потому что он стал крупным, многолюдным, престижным, представительным, и чиновники решили как-то к нему подключиться. Минкульт объявил себя патроном ММОКф, пообещал каких-то денег, а за день до его начала под угрозой отъёма всех этих благ решил скорректировать программу. Это торжество принципа «кто заказывает музыку, тот и танцует девочку». Но на фестивалях, и вообще в искусстве, в общественной жизни так не бывает. Человек или учреждение, которое каким-то образом оказывает помощь тому или иному мероприятию, не принимает на себя обязанностей или прав цензора. Такое действие — признак совершенно дремучего диктаторского подхода. Люди, которые принимали решение об этом фестивале в министерстве, знали, как он устроен, знали, каковы его ценности, а тут они пытаются напрямую на это влиять.

Это ещё один из элементов того «срыва резьбы», который происходит на протяжении последних нескольких месяцев, когда целый ряд государственных учреждений и чиновников решили, что «теперь можно». То, относительно чего они всегда привыкли стесняться, были скованы рамками закона, приличий, традиций, здравого смысла, теперь стало допустимо, и они считают, что могут себе позволить любое решение по своему усмотрению, и никто не посмеет им перечить. А поскольку руководство фестиваля молча приняло такую постановку вопроса и согласилось убрать те элементы программы, которые чиновникам показались неприемлемыми, то значительное количество участников просто вышло, в том числе «Мемориал».

У них было несколько очень важных и очень интересных элементов программы, в частности, в одном должен был участвовать я: большая презентация проекта «Последний адрес», посвящённого увековечению жертв политических репрессий в России. Но очевидно, что проводить что-то подобное в пространстве, превратившимся в танцплощадку, где мальчик из Министерства культуры танцует свою девочку — невозможно и неприемлемо, и все мероприятия будут происходить в других местах. В частности, была подготовлена  выставка мемориальных знаков для «Последнего адреса», который сейчас ищет себе новую площадку.

И это решение абсолютно правильное, потому что практика показывает, что попытка что-то перетерпеть и посотрудничать оборачивается только тем, что власть наглеет ещё больше и запускает руки ещё глубже. Такая политика умиротворения агрессора хорошо известна на разных уровнях: на уровне международной политики, на уровне большой государственной политики и на уровне взаимодействия конкретного гражданина с властями. По существу этот подход сводится к мысли «давайте мы накормим чудовище, может быть, оно будет к нам добрее». Практика показывает, что не будет. Чудовище испытывает лишь больший аппетит и жрёт всё менее опрятно и во всё больших количествах. Такая тактика сотрудничества и последовательных уступок себя дискредитировала, потому что она приводит только к тому, власть требует новых уступок, а пространство свободы и законности становится всё меньше и меньше. По существу, речь идёт о добровольном отказе граждан и организаций от своих законных прав, и совершенно непонятно, почему надо добровольно идти на поводу у беззакония, а то, что сделал чиновник Минкульта — это беззаконно, не говоря уже о том, что безнравственно. Поощрять их на этом пути не нужно.


Фото ИТАР-ТАСС/ Павел Смертин













  • Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.

  • ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."

  • Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Госдума развязала очередную матерную войну
25 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В бурном потоке думского запретительского законотворчества запрещение мата в социальных сетях выделяется тем, что этот запрет не имеет прямого отношения к укреплению режима. В отличие от обнуления сроков Путина, признания физлиц иностранными агентами, засекречивания данных силовиков и судей и прочих мер, приносящим бонусы власти и репрессии ее противникам, этот запрет, казалось бы, не сулит власть имущим никакого профита, а кроме того самими его авторами признается вполне бессмысленным. Об этом прямо говорит депутат Госдумы Сергей Боярский, который внес данный закон...
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2020
ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?  
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.
В СМИ
24 НОЯБРЯ 2020
РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах
В блогах
24 НОЯБРЯ 2020
Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.
Наползающее безумие
19 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очевидно, что страна идет вразнос. Пандемия стала проваленным экзаменом для путинского режима. Двадцатилетие относительно мягкого авторитарного правления обернулось апофеозом безответственности начальников, способных лишь составлять отчеты для самого главного начальника да воровать. Только что проведенное Путиным совещание по борьбе с коронавирусом, которое транслировалось по федеральным каналам, стало наглядным тому свидетельством. Особенно показательным было выступление представителя Народного фронта, призванного контролировать чиновников. Ему удалось озадачить даже президента...
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Новые законы дополняют принятый ранее закон о неприкосновенности президента, готовя инфраструктуру для ответа на события, схожие с белорусскими.