Украина
21 августа 2019 г.
У будущих президентских выборов в Украине — три фаворита
27 МАРТА 2014, ЕГОР ЧИЖОВ



События этой зимы принципиально изменили политический ландшафт Украины, приведя к власти новые силы. Итак, что за люди занимают сейчас высшие государственные посты, каковы их взгляды и бэкграунд? Это тем более интересно, что со многими из них России, так или иначе, придётся в будущем взаимодействовать.

Прежде всего, необходимо понимать, что руководители трёх оппозиционных при Януковиче парламентских партий не были «лидерами Майдана». Майдан скорее терпел их в качестве политического крыла протеста, понимая, что это единственные люди, с которыми власть готова вести хоть какие-то переговоры. Но говорить, что именно Яценюк, Кличко и Тягнибок вывели людей на улицы, значит погрешить против истины: с самого начала протестов, ещё до декабря, их далеко не всегда встречали на Майдане с радостью. Все они шагнули в политику не «с Майдана», а входили во властные расклады и раньше, и тот факт, что теперь некоторые из них заняли доминирующие позиции в стране, многих разочаровывает.

Так, нынешний премьер-министр Арсений Яценюк, по иронии судьбы, начал политическую карьеру с поста министра экономики автономной республики Крым, после чего занимал должности первого заместителя губернатора Одесской области, первого зама главы Нацбанка Украины, возглавлял министерства экономики и иностранных дел Украины и даже был спикером украинского парламента.

В нынешнее правительство из трёх бывших оппозиционных партий вошли представители лишь двух. По большей части это члены «Батькивщины», некоторое число представителей «Свободы» — выдвиженцы от «Удара» в правительстве не представлены. Сама «Батькивщина» — достаточно сложный конгломерат, состоящий как из людей Юлии Тимошенко — «классических» членов партии, — так и из тех, кого туда привёл Яценюк из собственного «Фронта перемен». Этот довольно причудливый союз получил большую часть мест в правительстве, присутствие «Свободы» там скорее символическое, хотя ее выдвиженцы и заняли некоторые заметные должности. Например, адмирал Игорь Тенюх, исполнявший до недавнего времени обязанности министра обороны, является членом «Свободы», но он попал в правительство скорее за свои личные заслуги, чем как член партии. В частности, боевой корабль, которым он командовал в Севастополе, в 1991 году первым поднял украинский флаг.

Есть в правительстве и человек Петра Порошенко — это вице-премьер по региональной политике и работе с органами местного самоуправления, бывший мэр Винницы Владимир Гройсман.

В состав Кабмина вошли несколько представителей непосредственно Майдана, то есть люди из общественных и гражданских организаций, неизвестных в политических кругах до начала массовых протестов. Должности у них скорее символические, хотя некоторые «общественники» заняли места в других государственных структурах, в частности в Совете национальной безопасности и обороны.

Вспоминая прошлое правящих ныне партий, необходимо отметить, что «Батькивщина» — партия изначально весьма прагматичная и во многом популистская, не имевшая прежде каких-то отчётливых приоритетов. Ее руководители всегда шли в национал-демократическом тренде и пытались опираться на представителей Западной Украины, но последовательными не были: могли на Востоке страны говорить одно, а на Западе — противоположное. Юлия Тимошенко накануне президентских выборов 2010 года была не прочь завязать эксклюзивные отношения с российским руководством, и многие считают, что ей это удалось. Чего стоило одно её появление на новогоднем «Огоньке» на российском Первом канале в канун выборов! Или пресловутый газовый договор, от которого Украина стонет до сих пор и за который сама Тимошенко провела два с половиной года в местах лишения свободы?

«Батькивщина» после парламентских выборов 2012 года создала самую большую оппозиционную фракцию в Верховной раде, в лучшие времена у них было 99 депутатов. В целом партия по-прежнему занимает национал-демократические позиции и сейчас однозначно выступает за евроинтеграцию, но традиционно это скорее популистская партия. Собственно, и саму Юлию Тимошенко, не в упрёк, а для чистоты дефиниции, можно назвать популистом практически в любой момент её деятельности.

«Свобода» Олега Тягнибока — партия националистическая и в прошлом довольно радикальная. Лет десять назад некоторые высказывания ее лидеров вполне можно было трактовать как разжигание межнациональной розни. По-настоящему партия стала усиливаться уже после прихода к власти Януковича. На президентских выборах 2010 года Олег Тягнибок набрал всего 1% голосов, и это соответствовало уровню его влияния на тот момент. Но потом «Свободу» начали активно финансировать через структуры Андрея Клюева, который сначала стал вице-премьером в правительстве Азарова, потом был отправлен руководить Советом национальной безопасности и обороны, а в последние месяцы президентства Януковича стал главой его администрации.

Считается, что именно «донецкие» кормили «Свободу», пытаясь таким образом уменьшить влияние «Батькивщины» на Западной Украине, и в какой-то степени им это удалось: уже в конце 2010-го на местных выборах «Свобода» выиграла в нескольких областях, став удобным партнёром для Партии регионов. Надо отметить, что тогда же в некоторых центральных областях, где правившая тогда партия не получила реального большинства, она успешно сформировала большинство ситуативное, сотрудничая, в том числе, и со «Свободой». То есть, с одной стороны, «Свобода» — это довольно жёсткие националисты, но при этом вполне сговорчивые партнёры для своих, казалось бы, антиподов.

После неожиданно громкого успеха «Свободы» на парламентских выборах 2012 года, когда они не только прошли в парламент, но и набрали 10% процентов голосов, дополнив свою фракцию депутатами, прошедшими по одномандатным округам, у них начался новый период. Период стремительной трансформации, когда они становились всё более умеренными и всё более приемлемыми для Европы. Руководители партии вообще перестали делать эпатирующие заявления. Остались отдельные депутаты вроде Ирины Фарион, позволяющие себе высказывания, которые в цивилизованном мире считаются фашистскими или нацистскими, но это уже были частные случаи. Сам Тягнибок всячески демонстрировал, что он приемлемый партнёр для Запада, хотя удалось ему это лишь отчасти: до сих пор многие политические деятели в Европе считают «Свободу» партией ультранационалистической.

При этом в самой Украине «Свобода» начала терять поддержку из-за того, что уступила место «самого радикального радикала» другим силам, в частности «Правому сектору». Во время массовых протестов «Свобода» никак не могла нащупать правильную тактику: от них ожидали более жёстких действий, чем от их партнёров из двух других оппозиционных партий, но они постоянно «опаздывали» и оказывались чересчур умеренными. Поэтому социологи отмечают существенное падение их влияния, и если бы парламентские выборы прошли прямо сейчас, «Свободе» вряд ли удалось бы набрать хотя бы половину тех голосов, которые она получила полтора года назад.

Впрочем, пока выборы в Верховную раду не планируются — полномочия народных депутатов истекают только в 2017 году. Есть, конечно, большие сомнения, что нынешняя Рада просуществует до того момента. Не исключено досрочное переизбрание депутатов ещё до конца года или в следующем году, но уверенно прогнозировать это пока невозможно.

А вот состав правительства, по идее, должен поменяться после президентских выборов. Правда, согласно Конституции, которая сейчас введена в действие, выборы президента на Кабинет министров прямо не влияют: правительство формируется парламентским большинством, а президент всего лишь вносит на утверждение депутатов кандидатуру премьер-министра, выдвинутую парламентской коалицией. Но по факту избрание президента изменит баланс сил: ясно, что к победителю потянутся многие и это может переформатировать саму коалицию и, соответственно, правительство. Нынешний Кабинет министров принято считать временным, хотя прогнозировать, как именно он поменяется, сложно из-за того, что непонятно, кто именно выиграет президентскую гонку. Очевидно лишь, что если это будет не Юлия Тимошенко, то вряд ли новый президент захочет работать с правительством, которое контролирует «Батькивщина». Поэтому избранный глава государства попытается использовать все рычаги, формальные и неформальные, чтобы изменить состав правительства.

При этом новые гражданские организации вряд ли получат больше веса в правительстве. Если уж сразу после того, когда они стояли на Майдане и реально влияли на ситуацию, они получили те скромные места, которые занимают сейчас, — вряд ли в дальнейшем им достанется больше. Тем более что лидеры гражданских ассоциаций в большинстве своем люди без административного опыта и не факт, что им удалось бы эффективно возглавлять министерства. Перед нынешним правительством стоят экстраординарные задачи: экономика в плачевном состоянии, вызовы и угрозы практически со всех сторон, а времени на изменение ситуации катастрофически мало.

Сейчас рассматриваются три возможных фаворита президентских выборов. Помимо Юлии Тимошенко это Виталий Кличко, который после свержения Януковича как-то ушёл в тень, но все последние годы, пока Тимошенко была изолирована и лишена возможности активно участвовать в политике, имел максимальный рейтинг среди лидеров оппозиции. Сейчас, когда социологи пытаются моделировать второй тур выборов, получается, что, с кем бы Кличко ни состязался во втором туре, он должен победить. Тимошенко же имеет хорошие шансы выйти во второй тур, но вряд ли сможет его выиграть.

Третий фаворит — Пётр Порошенко, своего рода феномен, долгожитель украинской политики. В своё время он уже занимал высшие государственные посты в команде Виктора Ющенко, был секретарём Совета национальной безопасности и обороны, министром иностранных дел, а при президенте Януковиче довольно долго занимал должность министра экономического развития. Во время массовых протестов он занимал умеренную позицию, хотя и последовательно антипрезидентскую. Своей влиятельной партии у Порошенко нет, а в его неформальную группу в Верховной раде входит не так много депутатов, однако сейчас он активно набирает популярность, видимо, из-за запроса на умеренного политика с опытом государственной и хозяйственной работы.

Теоретически на выход во второй тур может претендовать также некий абстрактный кандидат от восточных и юго-восточных областей, но пока такого человека нет. Самый влиятельный политик с электоральной базой в этих регионах — Сергей Тигипко, но, по данным социологов, даже если он выйдет во второй тур, то проиграет любому из национал-демократических лидеров, в том числе Юлии Тимошенко, которая, в свою очередь, не выиграет второй тур ни у Кличко, ни у Порошенко. Яценюк, как и любой другой представитель «Батькивщины», не рассматривается, поскольку конкурировать с Тимошенко на выборах они не станут.

«УДАР» — организация очень аморфная, основа её популярности — популярность самого Кличко, которая основана на том, что он единственный из всех украинских политиков не имеет негативного бэкграунда, связанного с работой в государственных органах. Грубо говоря, никто не думает, что Кличко крал, а в отношении остальных такие подозрения имеются. Если брать команду «УДАРА» как таковую, то это довольно случайные люди: региональные политики, бывшие чиновники, бывшие мэры, бизнесмены с разным прошлым, имеющие в своих областях определённое влияние, но подобранные без всякого принципа. При формировании списка «УДАРА» на парламентские выборы многие были включены туда в последний момент, люди за несколько дней до утверждения списка на съезде партии даже не ожидали, что их позовут.

Такая ситуация смущает многих интеллектуалов, которые не понимают, как Кличко будет формировать свою команду на посту президента, если он таким образом, с бору по сосенке, создавал парламентский список. Есть сторонники схемы, когда Кличко, как наименее запятнавший себя, должен стать президентом, а правительство возглавит Порошенко, тем более что по нынешней Конституции премьер обладает едва ли не большими полномочиями, нежели президент. Такой тандем многими воспринимается благосклонно, хотя пока не похоже, чтобы сами политики договорились о подобном распределении полномочий. «В обратную сторону» эта схема не работает: премьер Кличко при президенте Порошенко выглядел бы весьма странно.

Пожалуйста, подождите












  • Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.

  • "Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.

  • Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Согласится ли Киев на «похабный мир»?
8 АВГУСТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очередное перемирие между украинскими военными и донбасскими сепаратистами, объявленное 21 июля, долго не продержалось. 6 августа минометной миной, привязанной к боеприпасу гранатомета (изобретение многолетней окопной войны), были убиты четверо украинских военнослужащих. Неформальным образом соблюдение перемирия гарантировалось первым телефонным разговором украинского президента и Владимира Путина. Поэтому Владимир Зеленский немедленно позвонил российскому президенту еще раз. Состоялся длинный разговор, содержание которого стороны излагают по-разному.
Прямая речь
8 АВГУСТА 2019
Георгий Чижов: Если Россия не смягчит свои требования, то я не вижу возможностей для сближения позиций.
В СМИ
8 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": Сорванное перемирие на востоке Украины выстрелило в трехстороннюю контактную группу.
В блогах
8 АВГУСТА 2019
Юрий Бирюков: Пять лет, пять этих гребаных лет, Украина показывала и доказывала, что нет никакой "той стороны", что есть четкие доказательства российской агрессии.
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».