Цензура
20 января 2021 г.
Госдума готовит еще один акт произвола
19 ФЕВРАЛЯ 2014, СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО

Депутаты Госдумы намерены внести поправки в закон о СМИ, которые заставят блогеров регистрироваться в качестве средства массовой информации. Правила распространятся на тех, чья аудитория свыше 10 тысяч пользователей. В случае если посещаемость превысит установленный «порог», блогер обязан будет получить журналистскую аккредитацию и продолжить публичную деятельность в рамках закона о СМИ — публиковать только проверенную информацию и нести ответственность за материалы, размещённые в блоге. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационным технологиям Вадим Деньгин, подтвердивший, что подобные разработки ведутся, считает, что популярные блогеры являются «личностями федерального масштаба», поэтому должны работать «в рамках правового поля».

Михаил Златковский

Поправки
ставят совершенно нереализуемые задачи, прежде всего потому, что у нас не существует никаких лицензий на занятие журналистской деятельностью. Если бы эта деятельность была лицензируема, если бы была возможность обеспечить ситуацию, когда человек, не имеющий соответствующей регистрации, не занимается этой деятельностью, тогда другое дело. Можно лицензировать, например, врачей-гинекологов. Потому что у них должно быть соответствующее помещение, оборудование и так далее, они должны вывешивать рекламу, что открыли гинекологический кабинет. Или можно лицензировать адвокатов, потому что они потом должны будут предъявлять свои полномочия суду, и без лицензии судья их не примет. А каким образом лицензировать говорящего или пишущего человека? На сегодняшний день написание текстов в Интернете технически не намного сложнее, чем простое произнесение слов на улице. Но нельзя же лицензировать людей на разговор на улице? Вышел, и разговариваешь. Точно так же это происходит и в Интернете. И что нужно выдавать блогерам-десятитысячникам? Разрешение? А если его нет, тогда что? Блогеру запретят писать в Интернете? До тех пор, пока он имеет доступ к Сети, и другие люди имеют к ней доступ, лицензировать эту деятельность невозможно.

Второе — что такое блогер-десятитысячник? Это блогер, текст которого пришло почитать столько людей? Какой текст — какой-то отдельный, который ему случилось написать, или его ежедневно читает столько народу? Или в среднем в год? Или как-то ещё? Не говоря уже о том, что десять тысяч кого? Уникальных посетителей, простых посетителей, десять тысяч кликов, френдов, подписчиков? Это совершеннейшие сапоги всмятку, текст, написанный людьми, которые не понимают, как это функционирует. Они просто никогда ни с чем подобным сами не сталкивались и совершенно не знают, как это устроено, и таким образом своё незнание демонстрируют.

Но, между тем, мы же все прекрасно понимаем, что сегодняшняя российская Государственная дума может принять любой текст и на основании этого любого текста к любому кругу лиц могут быть применены любые меры. Может, например, и такой. Закон будет нереализуем, он будет неприменим, он будет неопределяем с точки зрения круга людей, к которым имеет отношение, с точки зрения реальных нарушений, которые совершаются или не совершаются, и с точки зрения проверки и выявления этих нарушений. Что, однако, не помешает суду судить людей и подвергать их произвольным наказаниям на основании этого закона.

Речь идёт, таким образом, о подготовке к ещё одному акту произвола.

Если говорить о пользе от этого закона для самих блогеров, то мне не известно ни о каких «привилегиях», которыми располагают журналисты по сравнению с остальными людьми. Если происходит какое-то мероприятие, на которое открыта аккредитация, тогда, да, можно туда придти и предъявить удостоверение, сказать, что ты — корреспондент зарегистрированного СМИ и получить аккредитацию. На основании которой произойдёт что? Вас пустят на мероприятие? В таком случае речь идёт, скорее всего, о мероприятии, носящем государственный характер. Потому что живой человек, который что-либо организует — пресс-конференцию, презентацию своего товара, премьеру своего спектакля или выставку — совершенно необязательно аккредитует туда журналистов «со справками». Ему нужно приглашать туда как можно более широкий круг лиц, чтобы о событии узнало как можно больше разных людей. Так что такие аккредитации будут действовать только в государственных, «режимных» учреждениях или в случае каких-то специфических событий. Например, на месте пожара, которое оцеплено полицией, или на месте преступления. Войти за оцепление, наверное, может только аккредитованный журналист.

В любом случае, те преимущества, которые получает журналист, настолько ничтожны по сравнению со способами давлениями на него, которые сегодня имеются и множатся день ото дня, что бороться за них никто не будет. Сейчас скорее опасно иметь зарегистрированное СМИ, потому что оно более уязвимо. Можно высылать предупреждения, проверять его, устанавливать соотношения рекламной и нерекламной информации. В общем, над ним можно совершать множество разных операций. А если это просто блог, то вы ограничены только параграфами Конституции РФ, Уголовного кодекса, Гражданского кодекса и так далее. Вообще Конституции и действующих кодексов совершенно достаточно для того, чтобы регулировать любой вид деятельности, и уж точно такой вид деятельности, как публичные выступления. Человек не должен нарушать правила, установленные в Уголовном кодексе. Он не должен нарушать правила, установленные в Кодексе об административных правонарушениях. Там всё исчерпывающе описано, и этого вполне достаточно. Не требуется никаких специальных уздечек и упряжей.



Графика Михаила Златковского / Zlatkovsky.ru














  • Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.

  • ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."

  • Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Госдума развязала очередную матерную войну
25 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В бурном потоке думского запретительского законотворчества запрещение мата в социальных сетях выделяется тем, что этот запрет не имеет прямого отношения к укреплению режима. В отличие от обнуления сроков Путина, признания физлиц иностранными агентами, засекречивания данных силовиков и судей и прочих мер, приносящим бонусы власти и репрессии ее противникам, этот запрет, казалось бы, не сулит власть имущим никакого профита, а кроме того самими его авторами признается вполне бессмысленным. Об этом прямо говорит депутат Госдумы Сергей Боярский, который внес данный закон...
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2020
ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?  
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.
В СМИ
24 НОЯБРЯ 2020
РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах
В блогах
24 НОЯБРЯ 2020
Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.
Наползающее безумие
19 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очевидно, что страна идет вразнос. Пандемия стала проваленным экзаменом для путинского режима. Двадцатилетие относительно мягкого авторитарного правления обернулось апофеозом безответственности начальников, способных лишь составлять отчеты для самого главного начальника да воровать. Только что проведенное Путиным совещание по борьбе с коронавирусом, которое транслировалось по федеральным каналам, стало наглядным тому свидетельством. Особенно показательным было выступление представителя Народного фронта, призванного контролировать чиновников. Ему удалось озадачить даже президента...
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Новые законы дополняют принятый ранее закон о неприкосновенности президента, готовя инфраструктуру для ответа на события, схожие с белорусскими.