Хозяева страны
16 декабря 2019 г.
Инициатива силовиков «как нам обустроить родной Интернет»
31 ОКТЯБРЯ 2013, ГЕННАДИЙ ГУДКОВ

ИТАР-ТАСС

«В России необходимо ввести уголовную ответственность за экстремистские преступления с использованием интернет-пространства…», — с таким заявлением, которое уже можно назвать ожидаемым, а вовсе не сенсационным, выступил в минувшую среду на заседании Совета Федерации министр внутренних дел Владимир Колокольцев.

Нет никаких сомнений в том, что предложение ретивого министра найдет отклик в сердцах законодателей обеих палат российского парламента, для которых борьба с экстремизмом, трактуемым ими широко и привольно, давно стала одним из любимых занятий. Легко предположить, что через какое-то время (скорее всего, не слишком продолжительное) под уголовным преследованием можно будет оказаться за трехстрочный пост в ЖЖ или в «Фейсбуке», в котором наши бдительные правоохранители углядят признаки «экстремизма».

Геннадий Гудков, политик, предприниматель, полковник ФСБ в запасе:

Если есть экстремизм, то совершенно не важно, где он проявляется — в Интернете, на планете, под водой или, извините, в туалете. Если есть экстремизм, посягающий на основы государства, общественного строя и так далее, то кто мешает Колокольцеву реагировать и расследовать? Интернет сегодня — просто форма, экстремизм может проявляться на площадях, на вокзалах, на базарах, где угодно. На Кавказе мы видим экстремизм последние 18 лет как минимум — что мешает победить экстремизм на Кавказе? Не хватает статей уголовного кодекса? Давайте еще примем закон об уголовной ответственности за экстремизм в горно-рудной промышленности. Потом за экстремизм при возведении сооружений. Если есть преступление, изнасилование или убийство, оно и в Африке изнасилование или убийство, грабёж во всех странах грабёж, кража во всех странах кража, терроризм во всех странах терроризм. И только мы в очередной раз пытаемся изобрести велосипед. Я не очень понимаю, какая разница, где проявляется экстремизм, и не понимаю такие инициативы.

Кроме всего прочего, у нас чрезмерно расширенное толкование всех статей, в том числе экстремизма. Теперь скажи о власти что-нибудь нелицеприятное, запросто можешь схлопотать «экстремистское высказывание», и такие случаи были.

Не надо вести расследование «в отношении Интернета». Если есть преступление, которое совершается с помощью Интернета как способа, задача МВД — найти преступника. Если они могут это сделать, в том числе в Интернете, слава Богу. У них есть специальное управление, секция «Р», для борьбы с преступлениями в сфере высоких технологий, как с финансовыми, так и с любыми другими. Подчёркиваю, у МВД сегодня больше полномочий, чем было раньше. А результат их работы весьма плачевен.

Как у нас работает полиция по защите прав граждан? Моя помощница некоторое время назад была избита, получила травму — ни охрана, ни полиция не вмешались, в результате преступники с места преступления просто ушли, спокойно, с гордо поднятой головой. Полиция не работает, они заняты какими-то другими делами: то ли очень много пишут, то ли очень активно пополняют свои карманы, то ли ещё что-то. Больше миллионаполицейских не могут навести порядок в стране, уступающей по населению и Нигерии, и Пакистану, и Бразилии, не говоря уже о США, где полицейских в полтора раза меньше, населения в два раза больше, а порядка больше в пять раз. ВСША 800 000 полицейских, маленькое Федеральное бюро расследований, и справляются.Поэтому не знаю, зачем эти нововведения полиции нужны. Может, дело не в полиции, а это инициатива самой власти, может быть, так посмотреть на ситуацию.

Следственный комитет увеличен в полтора раза, больше миллиона полицейских, огромный штат различных спецслужб, таможня с огромными полномочиями... Давайте, ребята, расследуйте. Не понятно, какие ещё полномочия им нужны, чтобы они начали работать. Если у них не хватает ни сил, ни средств — это плохая организация, и плохая организация власти как таковой. У нас скоро уже каждый пятый будет силовиком.

Фото ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов












  • Леонид Гозман: Участие в похоронах Путина символизирует, что нынешняя власть делает ровно то, что когда-то делал Юрий Михайлович Лужков.

  • РБК: Бывший первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин в беседе с РБК заявил, что потрясен смертью бывшего столичного градоначальника Юрия Лужкова.

  • Peter Seibil: Никогда ему не прощу уничтожение Москвы, но в отличие от нынешних, он хотя бы был живым человеком, а не роботом. И уж абсолютно точно не кровопийцей.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
С Лужковым простились по-тихому
13 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
С Юрием Михайловичем Лужковым прощались 12.12.2019 в храме Христа Спасителя, который был воссоздан во времена правления Лужкова и приобрел свой нынешний облик во многом благодаря воле всесильного градоначальника. Отпевал Лужкова лично Гундяев. Пришел Путин, несколько раз перекрестился на крышку закрытого гроба и ушел, ничего не сказав. Говорили вообще мало. Возможно потому, что тем, кто до сих пор благодарен Лужкову за свои успехи и процветание, было неудобно говорить о нем слишком хорошо, поскольку это может не понравиться нынешней власти. Все-таки человека уволили в связи «с утратой доверия»…
Прямая речь
13 ДЕКАБРЯ 2019
Леонид Гозман: Участие в похоронах Путина символизирует, что нынешняя власть делает ровно то, что когда-то делал Юрий Михайлович Лужков.
В СМИ
13 ДЕКАБРЯ 2019
РБК: Бывший первый заместитель мэра Москвы Владимир Ресин в беседе с РБК заявил, что потрясен смертью бывшего столичного градоначальника Юрия Лужкова.
В блогах
13 ДЕКАБРЯ 2019
Peter Seibil: Никогда ему не прощу уничтожение Москвы, но в отличие от нынешних, он хотя бы был живым человеком, а не роботом. И уж абсолютно точно не кровопийцей.
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.